Людмила Швецова: я была бы неплохим послом!

Интервью со мной:

В свое время Людмила Ивановна Швецова могла запросто уехать послом в какую-нибудь «уютную» европейскую страну. Но она не хотела: «Зачем? моя жизнь, с точки зрения самореализации, и так сложилась успешно». Хотя, подумав секунду, признается: «Если честно, не могу больше двух недель находиться за рубежом. Я настолько «отсюда»...» Однако мало кто знает, что сразу после средней школы Людмила Швецова собралась поступать в МГИМО, и даже получила вызов на экзамены. Но... не поехала. И все сложилось так, как сложилось…


«Во-первых, у меня богатый опыт работы, в том числе на международном поприще, - говорит первый заместитель мэра в Правительстве Москвы и в шутку добавляет: - Потом я люблю наряжаться, а для посла его наряд - это, как вы понимаете, рабочая одежда».

MJ: Людмила Ивановна, что же произошло? Почему вы не поехали на экзамены?

Я окончила лучшую математическую школу в Ростове-на-Дону - с медалью, с благодарностями за победы на всевозможных олимпиадах. Но уже тогда главным в жизни считала реализацию своего общественного темперамента. Я всегда была активной, лидером, и уверовала в то, что передо мной открыты двери всех вузов. Конечно, я хотела учиться в Москве. Я всегда тянулась к ней, хотя родилась в Алма-Ате, жила в Ташкенте, других городах бывшего Союза (отец у меня был военным). Так вот, я решила, что хочу стать дипломатом. Написала письмо в МГИМО. Мне ответили, что просто так туда не принимают, нужна рекомендация из обкома партии. Поскольку я была секретарем комсомольской организации школы, диктором на детском радио и телевидении, в обкоме меня знали хорошо и без проблем дали направление. Послала в МГИМО свои документы. Вскоре из Москвы на фирменном бланке института пришел стандартный вызов на экзамены. Но ниже была припиской от руки, в которой некий доброжелатель сообщал, что «женщин на дипломатический факультет практически не принимают»... Но, как говорится, нет худа без добра. Мои одноклассники предложили мне поехать поступать в Харьковский авиационный институт. Мама, видимо, чтобы поддержать меня и отвлечь от обиды на ответ из МГИМО, сказала: «Милочка, будешь инженером, в белом халате возле кульмана...» (тогда ведь был культ инженеров). Я без труда поступила (два экзамена - две пятерки), окончила хорошо и работала потом инженером-конструктором в ОКБ Антонова. И там бы у меня все сложилось хорошо. Если бы не общественный темперамент, который буквально «вытолкнул» меня на комсомольскую работу - тогда это была единственная сфера, где можно было его проявить. Именно там я его и проявила, начав с комсомольской организации ОКБ Антонова и впоследствии оказавшись на посту секретаря ЦК ВЛКСМ. Возвращаясь к своей «неразделенной любви» к МГИМО, хочу сказать, что если бы я знала тогда то, что знаю сейчас, да была еще и специалистом по феминологии (а я защитила позже диссертацию на тему интеграции женщин в политику), я бы подала в суд, сделала его публичным - не по отношению к моим правам, а к правам женщин вообще. Думаю, у нас мало женщин-дипломатов, в том числе из-за того, что в те времена в МГИМО училось мало девочек.

MJ: Но вы ведь все равно добились своего, вам предлагали впоследствии ехать послом?

Да, когда я оказалась, так сказать, на политическом Олимпе, в номенклатуре, при желании могла бы поехать послом в одну из уютных, европейских стран. Но не поехала, в шутку сказала: «Вот вы отказались от меня тогда в МГИМО!». На самом деле я не поехала, потому что моя жизнь, с точки зрения самореализации, на тот момент сложилась весьма успешно. А та, кого я сменила в ЦК ВЛКСМ, - Зоя Григорьевна Новожилова была назначена послом в Швейцарии. Окончив дипакадемию, стала дипломатом и Валентина Ивановна Матвиенко. И, насколько я знаю, она была хорошим послом на Мальте и в Греции.
С тех пор эта проблема - присутствие, а точнее сказать, отсутствие женщин в дипломатии - всегда волновала меня. Я часто разговаривала об этом и с Евгением Максимовичем Примаковым, и с Игорем Сергеевичем Ивановым...

MJ: А с Лавровым Сергеем Викторовичем?

Пока не было такой возможности, но это было бы полезным, он умный и современный руководитель. Ведь эта проблема чрезвычайно актуальна. Мне кажется, женщина по природе своей предрасположена заниматься во власти прежде всего социальными проблемами и дипломатией. У меня есть подруга, министр науки и образования Казахстана Бырганым Айтимова. Так вот, когда создавалась казахстанская дипломатическая школа, она была назначена первым послом в Израиле, а затем в Италии, Греции и на Мальте. Благодаря своему темпераменту, активной позиции, доброжелательности, гостеприимству, она через несколько лет стала дуайеном в Израиле. Бырганым освоила проблемы страны, выучила иврит, объездила весь Израиль. В итоге страна просто влюбилась в нее, укрепились отношения между странами. Проработав потом четыре года в Италии, она уехала оттуда с такими же результатами. Почему такой успех? Потому, что кроме знаний и хорошего образования, высокой культуры, у нее ярко выраженные женские качества - женственность, обаяние, открытость.

MJ: Думаю, у нас вскоре будет много женщин-послов. В МГИМО учится больше девочек, чем мальчиков.

Да, в вашем замечательном институте учатся талантливые девочки, которые ничуть не менее талантливы, чем мальчики. Но после окончания вуза у них, как правило, складывается семья. Любая нормальная женщина, когда ей приходится выбирать - семья или карьера, - выбирает семью, и это правильно. Я к такой женщине отношусь с уважением, - она выполняет очень важную человеческую и государственную миссию. Поэтому когда женщина через несколько лет возвращается к профессии, ей надо помогать. Дать ей, говоря языком авиатора, форсаж, дополнительные возможности, может, даже продвинуть ее чуть быстрее молодого человека, который последовательно выстраивает свою карьеру.
Позвольте теперь перейти к социальной тематике, которая близка вам. Вы, наверное, знаете, как живется в Москве студентам?

Знаю, что по-разному. Некоторым живется очень хорошо. Но в то же время и плохо. Потому что в институт они поступают не сами, учатся соответствующим образом, пытаясь каждый раз словчить, чтобы в конечном итоге получить диплом. И работать они будут также. Все это для них скучно и неинтересно. Но в то же время у них есть «золотые» тусовки, где им, так сказать, прикольно... И где приятно похвастать, что они учатся в МГИМО. Но это не большинство студентов. Для большинства учеба - это трудное, но интересное, романтичное время. Студенческие годы - период, когда в каких-то материальных вещах приходится себя ограничивать. Потому что стипендии маленькие. И хотя родители что-то добавляют, студентам все равно мало. К последнему курсу, свидетельствует статистика, до 70 процентов студентов подрабатывают. И это нормально. Кстати, ломоносовский подход к учебе, когда молодой человек издалека и на весьма скромном обеспечении, но все-таки достигает намеченных вершин, - это судьба самой яркой части нашего общества. Я снимаю шляпу перед теми, кто продолжает лучшие подвижнические традиции студенчества. Власти должны помогать такой молодежи. В чем же мы, московское правительство,
помогаем конкретно? Во-первых, 10 тысяч студентов в Москве получают дополнительно стипендию Мэра. Это не такая уж большая сумма, но все же она адекватна базовой стипендии. 30 тысяч студентов из тех, кто особо нуждается, получают материальную помощь. Мы помогаем студентам в поиске работы. У нас есть, к примеру. Штаб молодежно-студенческих отрядов, который в течение года трудоустраивает около 25 тысяч студентов. Московский студенческий центр проводит ежегодные акции «Карьера». Примерно 250 тысяч молодых людей за восемь лет стали участниками ее базы данных, более 60 тысяч нашли работу.

MJ: Бывает, студенты создают семью чуть ли не на первом курсе. Какие у нее шансы на достойную жизнь в Москве?

У нас в городе есть программа «Молодой семье - доступное жилье». Она касается пока тех, чьи семьи состоят на жилучете. Такие семьи уходят от родителей и вселяются в так называемые «револьверные» дома. Пять лет семья живет по коммерческому найму и платит довольно низкую цену, по сравнению с рыночной, за аренду жилья. За это время она скапливает деньги (плюс льготы и субсидии) - и получает свое жилье, освобождая площадь для следующей семьи.

То есть пять лет, как пять патронов в револьвере, и «навылет»? А может молодая семья получить вообще бесплатное жилье - если, скажем, родится тройня? Нет. Бесплатное жилье могут получить только те, кто состоит на учете. Существует очередь, причем очень большая. Правда, студенческих семей с детьми у нас не так много - всего 400. Тройни нет ни у кого.

MJ: А если четверня - будет бесплатная квартира?

Четверня рождается очень редко. По четверне мы решим вопрос. Далее. Наибольшим спросом у молодежи пользуется купля-продажа квартиры с рассрочкой платежа. Раньше у нас был такая система: первый взнос - 30 %, рассрочка на 5 лет. Теперь рассрочка на 10 лет, то есть надо будет платить дольше и меньше. Для семей с детьми первый взнос составляет 10 %. Плата за рассрочку - 5% годовых. Но самое интересное в этой программе то, что в период действия договора при рождении первого ребенка списывается задолженность за 10-18 кв. м. Если в семье рождается второй и третий ребенок, списание долга увеличивается. И детей в этом проекте родилось очень много - более 560 (88 семей имеют даже по три ребенка). Не скрою, программа эта обходится бюджету довольно дорого. В период с 2003 по октябрь 200Б года на нее было выделено более 50 млн рублей из городского и 60 млн - из федерального бюджетов.

MJ: Знаю, что вы запускаете деловую игру «Студенческое правительство дублеров». Это что, способ трудоустроить будущих лидеров?


Это не игра, а желание открыть простор для проявления инициативы молодежи, получить молодежную экспертизу при принятии решений. Эта прекрасная идея посетила нашего мэра. Юрий Михайлович уже обратился к ректорам более 180 московских вузов и руководителям общественных организаций с просьбой выдвинуть претендентов на замещение должностей членов правительства. Талантливых, активных. Мы соберем их и вывезем на семинары, где в течение недели будет проводиться ролевая конкурсная игра. Из пяти человек выберут одного. Остальные, если захотят, будут членами его кабинета. В «Татьянин день» 25 января, мэр соберет членов своего правительства и примет решение о создании правительства дублеров. Сначала оно будет работать в режиме наблюдателей. Со временем студенты станут содокладчиками. Начиная с февраля, проекты решений московского правительства будут проходить молодежную экспертизу. Дублеры смогут советоваться с преподавателями, родителями, друг с другом. А потом вносить на правительство свои предложения. Мэр мне сказал, что к мнению дублеров он будет относиться с особым интересом, потому что ему при принятии решений очень важно свежее дыхание жизни и отношение ко всему молодежи. Между прочим, студентов в Москве - 1 млн. 300 тыс. человек. А в августе произойдет вообще любопытная вещь: Юрий Михайлович отправит всех членов действующего правительства в отпуск, и на их места посадит правительство дублеров.

MJ: А люди не подумают, что эта затея - всего лишь «игрушка», в которую правительство Москвы поиграет и забудет?

Отнюдь. Мы делаем это для того, чтобы реально привлечь социально-активных молодых людей к управлению городским хозяйством. И я убеждена, что мы получим результат. Тем более что это не единственное, что мы для этого делаем. За последние пятнадцать лет сознание молодых людей под влиянием рыночных реформ изменилось. Как вы оцениваете сегодняшнюю молодежь? Я очень много общаюсь с молодежью. И могу сказать: молодежь у нас замечательная. Ей просто надо помочь стать настоящими гражданами своей страны. У ребят сегодня появилось больше возможностей: они могут свободно выехать за рубеж, появился Интернет. Они стали более свободными в суждениях и поведении.
А умнее они стали? По сравнению с их сверстниками из 80-х годов?

Трудно сравнивать. Современные ребята более информированные, раскованные, смелые в поиске, но что-то они потеряли, например, реже держат в руках книгу, как это делали мы. Книга есть книга. Для того, чтобы были нормальные мозги, чтобы стать настоящим профессионалом, надо многое попросту учить наизусть и обязательно читать книги...

MJ: А шпаргалками можно пользоваться?

По крайней мере, писать их не вредно. Шпаргалка - это фактически конспект. Я их до сих пор себе пишу. И если кому-то кажется, что перед телекамерой или на каком-нибудь собрании я выступаю легко и экспромтом, это не так. Я всегда готовлюсь, пишу конспекты и фиксирую их в памяти.

MJ: Так в чем же сегодня старшее поколение должно помочь молодым?

Во-первых, создать условия, при которых им было бы доступно образование. Всем. Независимо от пола, денег, места жительства. Второе. Мы должны передать своим детям страну, активно развивающуюся, с четкими перспективами и ясными целями. Только в такой стране они смогут себя реализовать. К сожалению, молодые люди уезжают сейчас из России не просто за «длинным» рублем, едут именно за самореализацией. Если, к примеру, авиационная промышленность в стране «дышит на ладан», те, кто мечтал строить самолеты, бредил небом, поедут заниматься этим в другие страны. Там с удовольствием купят наших образованных и талантливых специалистов. Вот этого как раз и не должно быть. И еще одно очень важно. Молодежь должна любить свою страну, а это невозможно без хорошего знания ее истории, достижений, выдающихся соотечественников, истории своей семьи. Люблю повторять замечательную фразу Исаака Ньютона, который однажды сказал: «Если я видел дальше других, то потому, что стоял на плечах гигантов». Так вот, если наши дети не осознают, что стоят на плечах у настоящих гигантов - тех, кто победил в войне с фашизмом, тех, кто создал отечественную космонавтику, авиацию, науку, медицину, дипломатию, у нашей с вами страны нет будущего.

Major. 2005. №4. С. 68-71.