Швецова Людмила Ивановна - Личный сайт. Блог Людмилы Швецовой

Обо мне

Людмила Ивановна Швецова - Жизнь как преодоление

Интервью со мной.

Вообще появление Людмилы Ивановны Швецовой в московском правительстве - знак свыше. В буквальном смысле. Дело было так. Однажды в начале 90-х Юрий Михайлович Лужков, подбирая команду, решил повнимательнее присмотреться к бывшему союзному министру. Пригласил Швецову к себе, поговорил, выслушал ее критические замечания о работе тогда еще Моссовета и сказал: «Ну что, Людмила Ивановна, вы авиатор по специальности, давайте будем взлетать над Москвой и вместе делать ее лучше и краше»…

Эти слова московского градоначальника - не фигура речи. Людмила Ивановна после окончания знаменитого Харьковского авиационного института работала конструктором в бригаде крыла в ОКБ им. O.K. Антонова. Поэтому не случайно после такого приглашения она почувствовала себя окрыленной: вот где масштаб, вот где можно развернуться!

Время было сложное, да и Комитет общественных и межрегиональных связей, который ей предстояло возглавить, - тоже не из простых. Как сделать, чтобы люди чувствовали себя в многонациональном городе защищенными, научились бы договариваться друг с другом и с властью? Готовых рецептов правительство столицы не имело. Их надо было создавать.

- Как ни удивительно, - вспоминает тот период работы Людмила Ивановна, - но нам все-таки удалось организовать жизнь в Москве без серьезных общественных, социальных и межнациональных конфликтов. На первый взгляд, эта работа вроде бы и не заметна, но для того, чтобы Москва жила в относительном спокойствии, поверьте, проводилась титаническая работа.

-    Но, может быть, Вам следовало остаться работать в банке? Насколько я знаю, после развала Союза Вы несколько месяцев были простым советским безработным, а потом трудились в финансовой структуре, пришло материальное благополучие, служебная «Чайка»...

-    Мне стало там очень скучно. Не хотелось быть одним из многих рядовых обезличенных исполнителей. Я быстро поняла, что это не мое. Масштаб и цели не те, к которым я приучена...
И это было так.

Лицом к городу

-    Мне не раз приходилось слышать, что Москва - это «социально ориентированный» город. Сегодня это уже в Вашей прямой компетенции - Вы руководите Комплексом социальной сферы. Насколько, на Ваш взгляд, справедливы «претензии» россиян, что москвичам живется лучше всех?


- А вы посмотрите: вся политика московского правительства развернута к людям не на словах, а на деле. Поэтому и москвичи защищены лучше. Мы добились главного - стабильности. Подъем экономики, эффективное управление собственностью, развитие малого бизнеса приносят свои плоды. Значит, можно развивать социальные программы - повышать зарплаты и пенсии за счет «московских» надбавок, оплачивать завтраки и обеды школьникам, решать проблемы с ипотечным кредитованием жилья. Я уже не говорю о бесплатном культурном досуге для детей. За городской счет мы помогаем малоимущим водить детей в театры, музеи, заниматься в музыкальных и спортивных школах.

Полпред детства

Один из самых влиятельных и авторитетных политиков столичной власти, Людмила Ивановна Швецова 15 лет возглавляет «Ассоциацию исследователей детского движения». Дело это, на мой взгляд, очень хлопотное, требующее предельной самоотдачи. Но быть «в тонусе» ей ско¬рее всего помогает абсолютная вера, что именно в общественных организациях дети должны получать первые уроки гражданской ответственности, любви к Родине, патриотизма. Она свои уроки прошла в пионерии и комсомоле. И вспоминает об этих годах с благодарностью. Иначе, как говорит, неизвестно, что из нее бы выросло.

- Мы в Ассоциации проанализировали, что потеряли дети в нашей стране за годы реформ, и прослезились. Куда делись детские газеты, радиостанции, телепередачи, туристические компании, дворцы и клубы, наконец, люди, работавшие с детьми?

-    Все исчезло?

-    К счастью, не все. Удалось сохранить 135 учреждений дополнительно¬го образования, которые базируются, как правило, в бывших дворцах и домах пионеров. Это государственная собственность, которую правительство Москвы никогда не отдаст ни под какую коммерческую деятельность. Есть клубы по месту жительства, созданные различными фондами. Они пользуются городскими льготами, но проследить за их использованием именно в интересах детей сложнее. Пестуем мы и героико-патриотические клубы, организации юных экологов, и множество других. Никуда не исчезла и пионерская организация.

-    Но, Людмила Ивановна, согласитесь: именно поголовное членство в пионерии, обязаловка и сгубили это движение.

Согласна. Беда и пионерской организации, и комсомола была в непонятной для детей борьбе за идеологические догмы. Подчас формально, по указке классного руководителя, тащили в эти организации даже тех, кому ненавистно было ходить строем, кто предпочитал почитать книжку. Сейчас никто никого не заставляет, а тимуровское движение, например, в столице само возрождается. Оно, правда, так не называется, но суть та же. Не первый год дети моют окна ветеранам, назвав свою акцию «Чистые окна». Их не отпугивает даже то, что, прежде чем открыть дверь, бабушки и дедушки подолгу, с большим недоверием выслушивают, что при¬шли не воры, не бандиты, а обыкновенные дети с самыми добрыми намерениями. И в приюты ребята ходят - устраивают праздники для сирот.

-    А почему они идут туда? Ведь столько других соблазнов.

-    Да потому что им это интересно. Доброта в их сердцах просыпается. Идут не ради отметки и не ради отчета - из-за чего, собственно, и погибыло это изначально хорошее движение в 90-е годы. Как говорят психологи, 40 - 45 процентов детей общественно темпераментны. И если им не дать реализоваться, как когда-то дали мне и многим другим, то неизвестно, ку-да они попадут со своим стремлением быть впереди. По-моему, беспризорность, безнадзорность, бездуховность, отсутствие гражданских ка¬честв - это все из-за плохо организованных детских сообществ.

-    Общественно темпераментный человек - что это такое для Вас?

-    Желание быть в центре событий, быть полезным людям, изменять жизнь к лучшему. Со школьных лет мне всегда хотелось быть лидером, всегда хотелось руководить, чтобы реализовать полнее свои способности. Не могла спокойно смотреть, как в школе или позже в институте люди пребывают в спячке и скуке. Стремилась всех расшевелить, устроить праздник! Мне все было интересно - люди вокруг, то, что происходит в мире... Меня увлекало то строительство первых молодежных домов, то создание молодежных клубов. В те далекие годы все было очень непросто, приходилось много чего доказывать в самых разных кабинетах. Все время было ощущение оков на ногах: хотелось идти быстро, и силы для этого были... А идти не давали. Но мы не унывали. И все-таки шли! И многое удавалось!
«Вся политика московского правительства развернута к людям не на словах, а на деле. Поэтому и москвичи защищены лучше. Мы добились главного - стабильности»

Пути карьерные неисповедимы

Однажды я услышал удивительную историю о Людмиле Ивановне, тогда - Люсе Одинцонвой. Как-то в гости к ее родителям пришли друзья. Кто-то и спроси у малышки, кем она хочет стать. Нисколько не смутившись, Люся ответила: «Тетей Фурцевой» (самое поразительное, что в конце девяностых ей предлагали занять пост министра культуры России). Однако, несмотря на те детские заявления, она, конечно же, не готовилась к министерским должностям. Училась легко. Ей хотелось быть то учительницей, то артисткой, то дипломатом... После окончания математической школы в Ростове-на-Дону отправила документы для поступления в Москву, в Институт международных отношений. Вскоре по почте получила фирменный бланк института с вызовом на экзамены. На нем обнаружила приписку от руки: «Женщин на дипломатические специальности фактически не принимают». Стало как-то обидно. Но все же до сих пор она сохраняет чувство благодарности тому неведомому автору честной приписки. Он уберег, как считает Людмила Ивановна, ее от дальнейших, может быть, более горьких разочарований. В результате поступила в авиационный. Учеба здесь вела не во власть, а в конструкторское бюро, к кульману.

-    Что Вам дал этот период жизни?

-    Довольно многое. Серьезная авиационная профессия научила ответственности, развила аналитические способности, дала широкую инженерную эрудицию. Но там была ведь не только учеба: студотряды, дельтапланы, карнавалы - в общем, активная общественная жизнь. Со временем мой общественный темперамент и опыт привели на высокие должности в комсомоле.

-    Рассказывают, что Вы чуть не поплатились своей карьерой комсомольского лидера.

- Было дело. Я тогда работала в ЦК комсомола Украины. В научном городке Ленинградского района Киева молодые ученые занимались самодеятельной песней, которая по определению предполагала некоторые творческие вольности. Именно из-за них и получила свой первый выговор по партийной линии. Меня даже вызывали в КГБ и обвиняли в том, что способствую антисоветской пропаганде. Пришлось тогда приложить немало усилий, чтобы этот авторский клуб не закрыли. Зато сейчас в Москве курсирует «Синий троллейбус», проводятся ежегодные фестивали авторской песни.

Потом были ЦК ВЛКСМ, Верховный Совет СССР, аппарат Секретариата первых съездов народных депутатов. Я даже получала редкое по тем временам предложение войти в состав Политбюро, но по собственным соображениям отказалась. И, тем не менее, полнее всего мне удалось реализоваться в правительстве Москвы. Хотя специально такой цели я себе не ставила. Мне повезло: я на собственном опыте убедилась, что тех, кто любит и умеет трудиться, Москва принимает, дает шанс.

- Людмила Ивановна, у Вас явно «несидячая» работа. Как Вы планируете свой рабочий день?

- Встаю в 6 утра. Короткая зарядка, утренние процедуры. Мой внешний вид - мой заряд на весь рабочий день. Последнее время я, правда, стала по утрам еще работать с письмами москвичей, потому что, читая их на ночь, я плохо сплю. А с утра - это гимнастика для ума, ведь эмоциональный настрой на день задают мне люди. Выезжаю из дома без десяти восемь. Все знают: с восьми до девяти мне можно звонить в машину. Этот час в дороге я провожу в телефонных переговорах, решаю какие-то вопросы, даю поручения. График мое¬го рабочего дня составлен по получасовкам, а бывает и по 15-минуткам. Это и совещания, и заседания, и рабочие встречи. В течение недели принимаю очень много людей. Среди них как отдельные посетители, так и представители организаций, учреждений, творческих союзов. Вечерами, как правило, выезжаю на мероприятия, связанные с юбилеями, праздничными торжествами, с открытием фестивалей, дней культуры и т.п. Иногда думаю, надо бы поумерить пыл, но люди очень расстраиваются, если к ним не приезжает представитель московского правительства. Поэтому иногда еду через «не могу». Возвращаюсь домой после 9 вечера и до половины первого ночи смотрю документы.

-    Часто ли приходилось в жизни «преодолевать себя»?

-    Жизнь - это всегда преодоление. Но я почти всегда сама определяла, что я хочу и к чему мне надо стремиться. То есть была в ладу со своей жизнью. И с самой собой. Мне кажется, любой человек может многого достичь, если захочет определить для себя цель, к которой ему следует идти.

-    Какие наиболее важные, поворотные моменты жизни можете выделить? Есть что-то, чем Вы остались недовольны, хотели бы изменить, если бы была такая возможность?

-    Самый судьбоносный поворот после работы в комсомоле - работа в Москве во имя москвичей. Жизнь я свою ценю и люблю. Ничего в ней менять ни прошлом, ни в настоящем не хочу. Сожалею горько только о потере родных и друзей.

-    При Вашем невероятно плотном рабочем графике - удается ли отдыхать?

-    Слава Богу, что он послал мне нормальный сон. Я быстро восстанавливаюсь. Суббота у нас рабочий день - объезды города либо с мэром, либо по своей программе. Но даже в субботу, а в воскресенье тем более, успеваю и поплавать, и погулять, дать себе какую-то физическую нагрузку, что-то сделать в доме, почитать книгу, встретиться с друзьями. Люблю угостить их своими пирогами или вкусным обедом. Готовлю я, по признанию друзей, на уровне высшего пилотажа. На неделе тоже стараюсь найти время для разрядки. Отпуск беру два раза в год, то есть положенный отпускной период делю пополам. Лучше всего отдыхаю в Вологодской области. В Кирилловском районе есть одна деревенька, неподалеку от Ферапонтова монастыря, где находятся фрески Дионисия. Вот в этой-то красоте, природной, рукотворной, духовно и люблю отдыхать.

-    Как поддерживаете физическую форму?

-    Работой! Плюс ежедневный прием двух стаканов свежевыжатых соков, хорошее настроение и улыбка. Спорт люблю, увлекаюсь, когда смотрю спортивные соревнования, могу быть очень бурной, эмоциональной, забывая о возрасте и солидном положении. Из любимых видов спорта - баскетбол, теннис, хоккей и футбол. С боксом была любопытная история: в детстве я не понимала - как можно бить в лицо? Но как-то я шефство-вала во время европейских соревнований над нашей сборной юниоров. Возила их на экскурсии, в театры. Подружились, хорошие, интересные ребята были. Но настал момент, когда они пригласили меня на соревнования. Я пыталась отказаться, но потом все же пошла. Через несколько минут доброе отношение к тем, кто выходил на ринг, сделало чудо: я увлеклась боксом, и с тех пор этот вид спорта уважаю.

-    Очень надеюсь, что когда-нибудь и самбо приобретет в Вашем лице искреннего и азартного поклонника.

-    Самбо - особый вид спорта, философия мужественных, сильных людей. Он требует широких спортивных способностей и навыков и очень много дает спортсменам. Те, кто занимаются самбо, - твердо стоят на земле, уверены в себе, готовы защищать себя и других, в них просматривается какая-то особая надежность. Я мирный человек, поэтому не люблю тех, кто нападает с оружием, но ценю тех, кто может защищаться без оружия.

Текст: Вячеслав Колесников
Самозащита без оружия. 2007. №2. С.13-18.

Вы находитесь здесь: Обо мне Людмила Ивановна Швецова - Жизнь как преодоление
Техническая поддержка сайта

 

 

Рейтинг@Mail.ru